?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Битва за "Энигму". Польский пролог
anvtr
В 2007 году в польском городе Познань появился вот такой, странно выглядящий монумент. Но это не некая инсталляция авангардизма, а памятник трем польским математикам, которые внесли свой огромный вклад в борьбу с гитлеровской Германией. Обстоятельства этой борьбы держались в строжайшем секрете и только спустя многие годы стали появляться сведения.



История началась в 1926 году, когда стали перехватываться зашифрованные передачи Германии, которые никак не удавалось дешифровать. Было известно, что они закодированы с помощью некой шифровальной машины "Энигма". Неопределенность продолжалась до января 1929 года, когда служащих Варшавской таможни очень сильно удивил поразительный интерес Германии к одной заурядной коробке, случайно оказавшейся на таможне. Коробка была осторожно вскрыта и перед пораженными таможенниками появилась на свет коммерческая версия "Энигмы".Машина была немедленно изучена специалистами, после чего упакована обратно и злополучная коробка вернулась в посольство Германии.

Военный вариант Энигмы


Впрочем, особых результатов эта полудетективная история Польше не принесла - немецкие военные использовали свой вариант "Энигмы".
15 января 1929 года Генеральный штаб Войска Польского организовал засекреченный немецкоязычный курс по криптографии для небольшой группы студентов-математиков Познаньского университета. Трое из слушателей — Мариан Реевский, Генрик Зигальский и Ежи Рожицкий — поступили на службу в «Бюро шифров» (отдел, ведающий взломом кодов и криптоанализом)

Познаньский замок, где располагался факультет математики Познаньского университета


Вскоре Польше очень крупно повезло. В 1931 году сотрудник шифрбюро министерства обороны Германии Ганс-Тило Шмидт, агент «Аше», начал передавать французской разведке вышедшие из употребления коды, которые, согласно служебным обязанностям, ему требовалось уничтожать, а также инструкцию по использованию военного варианта «Энигмы». Среди причин, побудивших Ганс-Тило сделать это, было и материальное вознаграждение, и обида на родную страну,  и зависть к армейской карьере брата Рудольфа Шмидта. Французская и английская разведки, однако, не проявили интереса к полученным данным. Полковник французской разведки Гюстав Бертран  передал материалы польскому «Бюро шифров» и продолжал передавать им дальнейшую информацию до осени 1939 года.

Мариан Реевский

Эти сведения были подлинной находкой для Мариана Реевского - он сумел восстановить внутреннюю электропроводку роторов и построить военный вариант «Энигмы».
Но как, каким образом было раскрыть шифр..?

Ротор Энигмы


После размышлений Реевский разделил задачу на 2 составляющие - настройки роторов и настройки коммутационной панели Энигмы. Это интуитивное решение оказалось абсолютно правильным.
Усилия Мариана сосредоточились на анализе уязвимости протокола обмена сообщениями, а именно — на повторении ключа сообщения. Из ежедневных сообщений выбирались первые шесть букв и на их основе составлялась таблица соответствия. Можно было составить каталог таблиц, но совершенно фантастическое число вариантов делало эту работу бесперспективной.

коммутационная панель Энигмы


Реевский не сдавался. Вскоре он заметил, что хотя конкретные буквы зависели от дневной настройки «Энигмы» полностью, количество цепочек и букв в них задавалось только настройками роторов. Число вариантов было равно 105456. Это позволило, используя построенные (или украденные) машины «Энигма» составить каталог, содержащий все возможные цепочки. Работа заняла почти год, но в итоге польское "Бюро шифров" победило.

Ежи Рожицкий


В 1934 году Германия начала менять конфигурацию положения роторов каждый месяц вместо каждого квартала. В ответ на это Мариан Реевский спроектировал устройство под названием «циклометр», позволяющий быстро воссоздать каталог циклов.
15 сентября 1938 года Германия изменила процедуру шифрования, сделав невозможным использование каталогов, составленных с использованием циклометра. Польские криптографы были вынуждены искать другие методы для расшифровки.

Для механизации и ускорения процесса Реевский изобрёл т.н. "криптологическую бомбу", вероятно летом1938 года. Каждая бомба (шесть было собрано в Варшаве для Бюро шифров перед сентябрём 1939 года) по существу представляла собой совокупность из шести машин Энигма и была эквивалентна по мощности сотне работников. В середине ноября 1938 года бомбы были готовы и восстановление ежедневных ключей занимало теперь около двух часов.

Аналог польской бомбы, собранный впоследствии в Великобритании
Одновременно третий участник "математической троицы" Генрих Зыгальский разработал так называемые "Листы  Зыгальского".

Генрих Зыгальский


В устройство Зыгальского входили 26 перфорированных листов для каждой из 6 первоначально возможных последовательностей вставки 3 роторов в Энигму. Каждый лист был привязан к начальной позиции левого (самого медленно-движущегося) ротора. Матрица 26 х 26 давала все 676 возможных позиций левого и среднего роторов и была дублирована по горизонтали и вертикали a-z, a-y. В целях секретности математики вручную сами вырезали эти листы бритвенными лезвиями.

Один из листов




15 декабря 1938 года Германия добавила 4-й и 5-й роторы, а 1 января 1939 года увеличила количество соединений коммутационной панели с 6 до 10. Польша не обладала значительным научным, финансовым и техническим потенциалом и расшифровка сообщений представляла все возрастающие технические сложности. В этом аспекте хочется отдать должное математикам - буквально голыми руками они сумели проникнуть в загадки "Энигмы"
Летом 1939 года, когда неизбежность германского вторжения стала очевидна, Польша передала результаты своей работы английской и французской разведкам и следующий этап битвы за Энигму развернулся уже в Англии.

следует сказать несколько слов о дальнейшей судьбе польских математиков. Они все были эвакуированы из Польши, но судьбы сложились по разному. Мариан Реевский в Англии продолжил работу по дешифровке немецких шифров, но низшего уровня. В 1946 году он с семьей вернулся  в Польшу, где трудился бухгалтером. До 1967 года он хранил молчание.
Ежи Рожицкий погиб 9 января 1942 года на борту парохода, делавшего рейс из Алжира в Вишисткую Францию. Пароход по непонятным причинам утонул в районе Балеарских островов.
Генрих Зыгальский остался в Англии, где провел остаток жизни, преподавая математику в муниципальной школе.
Важность работы польских математиков трудно переоценить - они своим примером доказали, что Энигму можно расшифровать, они заложили основы ее криптоанализа, которые были использованы британскими учеными. И кто знает - если бы не настойчивость поляков - то высокой степенью вероятности ход мировой истории стал совершенно другим.


  • 1
да, вот такие зигзаги истории, в том числе весьма малоизвестной.

Тайная война была не менее важной,нежели явная.Достаточно вспомнить историю с американским способом общения посредством языка навахо и перипетии битвы при ат.Мидуэй,которая могла,пройди она иначе,очень сильно изменить ход войны на Тихом океане.
А ведь есть ещё и дипломатическая война и экономическая.Кстати,не встречал работ именно по экономике Мировых.

У меня есть книжки по экономике ВОВ. В ближайшее время оцифрую и выложу в свой ЖЖ.

Очень интересно!А это только о Советском Союзе и чьё исследование?

Одна книга - Военная экономика СССР в период второй мировой войны за авторством тогдашнего главы Госплана Н. Вознесенского.
Есть в сети. Он получил за неё Сталинскую премию, и тираж у неё был 250000 экз. Соответственно там много идеологии и мало анализа. В сжатом виде даёт основные мероприятия. Не очень интересна.

Другая - четвертый том пятитомника Р. Белоусова, отца нынешнего министра экономики РФ. Пятитомник весь посвящен советской экономике. Белоусов в советские годы занимался историей совэкономики, а после развала Союза продолжил уже "для себя", т.к., видимо, искренне интересовался.

Третья - коллективная монография "Советская экономика в период великой отечественной войны", выпущенная в 1970 году Институтом экономики АН СССР. Тираж 4000 экземпляров. Соответственно наиболее добросовестное исследование. Идеологические песнопения присутствуют, но умеренно.

Вот две последних книги я и хочу оцифровать.

Очень интересно!Посмотрю в сети о второй книге,что пишут и как купить.Благодарю за наводку!

ага, гуд) слышал про такое кино, как нить гляну)

Про то, что расшифровку начали в Польше не знал.

Расшифровывали, скорее всего везде, но успех Польши - совершенно однозначен. Впрочем, нужен еще и военно-промышленный аппарат, который будет использовать полученные сведения правильно - бо Польше немецкая переписка так и не помогла особо.

  • 1